Братство по оружию

Материал из Star Conflict Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Часть 1.

BiA1.jpg

— Ваша задача — разведка! Старайтесь избегать огневого контакта. Впрочем, по информации, полученной с дронов, система необитаема. Анализ данных, которые мы получили с автоматических разведывательных кораблей, посланных в разлом, говорит о том, что там есть планеты земного типа, пригодные для быстрого заселения. Особенно актуально это сейчас, когда «Страж-17» переполнен беженцами. Ситуация напряженная, мы испытываем проблемы с ресурсами… — уже немолодой полковник совсем сбился с темы и продолжал что-то говорить о внутренних проблемах станции, которые явно волновали его гораздо больше, чем внезапно появившийся разлом пространства на внешней границе сферы Хилла.

Олаф огляделся. Комната для брифинга, выделенная под их группу, выглядела старой, потасканной, неопрятной и давно заброшенной. На стенах висели ветхие пыльные голографические панели, частично неисправные. Даже освещение было тусклым. Часть светильников неприятно моргала.

Под стать комнате была и летная группа. Усталые пилоты с потухшим взглядом. Им было совершенно неинтересно, что там бормочет старый хрыч из группы оперативного командования. Еще один бесполезный день в мире, где у каждого погибли близкие или друзья.

— На этом все. Вылет через тридцать минут, — закончил свое выступление полковник. Пилоты задвигали пропластиковыми креслами, зашуршали пакетами. — А вас, Ричард, и вас, Олаф, я попрошу остаться.

Лейтенант Ричард Михэн пересел с края в центр. Олаф, немного помешкав, разместился рядом с ним, но чуть сзади.

— Откуда вы насобирали этот сброд, полковник? — лейтенант спрашивал скорее для проформы, было видно, что он и так знает ответ.
— Это лучшие пилоты, которых мы смогли найти для этой операции. — Голос полковника как будто говорил, что это и так все знают, сейчас не время выбирать, а время брать, что дают. — По просьбе СБ мы отправляем с вашей группой центуриона Олафа Ларсена.
Олаф приветливо кивнул Ричарду.
— Задача Олафа получить дополнительные данные о разломе и новых системах, — продолжал полковник. — Вынести предварительное решение о возможности колонизации и расселения беженцев. Его роль в группе исключительно наблюдательная.
— Очень надеюсь на это, — взгляд Ричарда не сулил ничего приятного. — Вечно эта СБ всюду сует свой нос.

Олаф постарался улыбнуться, но вышло как всегда натянуто, криво и неубедительно. Впрочем задание выглядело простым и не должно было занять много времени. Пару дней назад станции слежения зафиксировали аномалию на границе сферы Хилла в системе Онтрегос. Дроны-разведчики, посланные к ней, показали, что это — разлом в пространстве, потенциально ведущий к другим системам. Через него роботы проникли на ту сторону и благополучно вернулись. Судя по полученным данным, там за разломом ждала неизвестная ранее звездная система земного типа с планетами, пригодными для заселения. Кислородная атмосфера. Океаны воды. Зелень континентов. Сказочный мир, который сразу окрестили Землей мечты.

И теперь пришло время отправить в разлом отряд пилотов, чтобы убедится в этом своими глазами. Подготовить все для монтажа переходных врат. Простой вылет. Туда и обратно. Легко!


***


Вблизи разлом ослеплял буйством красок. Всполохи красного, синего, зеленого на краях соприкосновений пространств резко контрастировали с чернотой и загадкой “ока”. Корабли медленно заходили в аномалию и пропадали с радаров и из визуальной видимости. Вначале скрылась пара разведчиков, за ними нырнул фрегат КШМ с лейтенантом Михэном и уже после них — основная группа. Олаф чуть помедлил, дав время группе освободить выход, хотя ему и говорили, что это не обязательно, и начал погружение.

Проход через червоточину (или как это называют наемники — разлом) не особенно впечатляет. На время прохода отрубается почти вся электроника, а визуальный контроль блокируется опустившимися бронещитами. Умники из научных отделов говорят, что это защита от особого излучения. Наверняка, как всегда, врут. Вот и в этот раз сам все прошло практически незаметно. А вот на выходе корабль получил мощный удар в правую носовую скулу. Бронепластины отъехали с экранов внешнего обзора, и Олаф смог, наконец, увидеть дивный новый мир своими глазами.

Совсем рядом с его кораблем медленно дрейфовали сожженные останки штурмовика. На закопченном покореженном корпусе не сохранилось ни одной опознавательной метки. Бронестекло рубки было разбито. Пушки на крыльях частично вырваны из посадочных гнезд. Именно эти останки помешали кораблю Олафа штатно выйти из перехода. И тут включилась вся электроника.

В эфире царила паника. Кто-то кричал о нападении и предательстве. Кто-то просил помощи. Кто-то умирал в горящем корабле. Сожженный остов, прикрывший Олафа в первые секунды перехода, взорвался от попадания ракеты, приняв на себя основной удар боеголовки. Это дало немного времени пилоту, чтобы сориентироваться и включить дополнительные щиты, которыми был оснащен его корабль. Вторую ракету, пришедшую на полсекунды позже, благополучно перехватили и уничтожили.

— Я Чарли пять. Что происходит? Альфа два, не вижу вас на радаре.
— Альфа два уничтожен. Отряд Альфа… все погибли. Нас ждали. Это засада, — истерические нотки в голосе пилота не добавляли оптимизма. — Мы все здесь погибнем!
— Прекратить панику! Назовитесь. Все, кто меня слышит. Перекличка!
— Браво три. Прячусь за камнями от огня.
— Браво пять. Пытаюсь укрыться за погибшими. Щиты на исходе.
— Браво шесть. Маневрирую. Прикройте!
— Альфа семь. Повреждены основные двигатели. Остальные погибли.
— Я Чарли пять, — Олаф помедлил секунду, вздохнул. — Беру командование на себя. Отходите за мои щиты. Они модифицированы. Прорываемся к астероидам. Укроемся за ними.

Остатки отряда смогли собраться в единый кулак. Выжила только треть от первоначальной группы. Разлом был рядом. Попытка уйти через него обратно, скорее всего, привела бы к общей гибели. Ситуация выглядела не очень…


Часть 2.

BiA2.jpg

Безымянный газовый гигант, на орбите которого оказались пилоты, закрывал собой почти весь обзор из кабины корабля Олафа. На его фоне виднелись какие-то орбитальные постройки непривычного вида. Ажурные фермы, поля солнечных батарей, причалы и верфь. Орбитальный город неуловимо напоминал постройки Федерации, но Олаф не мог опознать, принадлежали ли они какой-либо из известных ему корпораций.

Комплекс располагался в плоскости кольца астероидов, между планетой и ее спутниками — гигантскими планетоидами, явно лишенными атмосферы. Никаких землеподобных планет. Никаких морей, зелени и мест, пригодных для колонизации. Ничего, даже отдаленно похожего на те фотографии, что передавали разведывательные боты, посланные сюда заранее. Все оказалось ложью. Все данные были сфальсифицированы, подменены. Их ждали. Они сами влезли в засаду и поплатились за это гибелью людей.

Среди астероидов периодически проглядывало длинное тело огромного корабля, явно иерихонской постройки. Причудливо размещенные плиты брони придавали ему сходство с древним гигантским насекомым. Крайне жутким и смертельно опасным.

— Проклятая «мокрица» заперла нас среди чертовых камней, — прохрипела помехами рация. — Именно она первым же выстрелом поджарила лейтенанта и его корабль. Нам не уйти, пока она крутится рядом с точкой входа.
— У неё должна быть уязвимая точка. — Олаф активировал свои импланты СБ. Он точно недавно видел нечто подобное в еженедельных сводках.
— Она открывает глаз!

Яркий красный луч ударил по камням, разорвав их в мелкое крошево, и скользнул по щитам корабля Олафа. Система управления в мгновение стала красно-рубиновой — критическая перегрузка. Но луч уже ушел дальше, на мгновение уперся в Браво пять. Корабль полыхнул огнем — кислород испарялся из пробитых отсеков — и мягко поплыл в сторону уже мертвым куском металла.

— Делаем как я, — Олаф сам поразился тому, что говорит. — Все огонь по моему целеуказанию! Прикрывайтесь моими щитами!

Сосредоточенный огонь всех оставшихся кораблей сделал свое дело. Что-то полыхнуло рядом с «мокрицей». Она резко изменила траекторию, включила маршевые двигатели и внезапно исчезла как с радаров, так и с визоров кораблей.

— Где она? — Олаф отчаянно выворачивал шею, пытаясь понять, куда делся вражеский корабль. — Похоже, это наш шанс вернуться, парни! Держимся вместе. Попробуем прорваться обратно.

Плотной группой корабли устремились к месту прорыва.

— Она возвращается! — истеричные нотки в голосе Браво шесть разрезали натянутые нервы команды. — Проклятая «мокрица» возвращается, и с ней множество мелких целей. Она выпустила ракеты! Мы не уйдем!

Но из разлома уже начали появляться длинные тупые носы имперских эсминцев. Кавалерия успела. На этот раз.


Система Онтрегос
Станция «Страж-17»
Некоторое время спустя

Комната значительно изменилась за прошедшее время. Старые экраны сняли и заменили на новые проекторы. Мебель выкинули. Теперь здесь стояли мягкие диваны, а в центре висела голографическая карта Земли мечты, где станция медленно дрейфовала по орбите газового гиганта. Тот же полковник, но с живым взглядом и даже, казалось, помолодевший, стоял рядом, разглядывая мелкие детали.

— Мы считаем, что это Анклав. Пираты набрали силу. Станцию, конечно, построили не они. По некоторым данным возможно, что это лаборатории корпорации Sci-Tech Universal. Что они там изучали, нам пока неизвестно. Но, думаю, разлом их рук дело. Так сказать, побочный эффект экспериментов. Сейчас мы включаем стандартные врата. Дредноут через них не протащишь, но свою опорную станцию мы уже начали монтировать. Анклав то ли охраняет лаборатории, то ли использует. Пока не понятно. «Мокрица», с которой вы столкнулись, явно сильно модифицирована ими.

Сейчас нам нужно больше данных о том, чем они заняты, что это за новые системы за разломом. Какие исследования они там ведут. Принято решение расширить наше присутствие на Земле Мечты.

К сожалению, сил у Империи в настоящее время не хватает для полноценной операции. ЕЦН предлагает привлечь к военным действиям наемников. Курировать операцию будет трибун службы безопасности Империи Олаф Ларсен.


База «Гурона»

BiA3.jpg


Бывший форпост на орбите газового гиганта в системе SY3176-GIII-A4.


Несколько лет назад.


«…После того, как мы вывезли из города все заказанные тела клонов, Ненависть приказала нам уничтожить следы. Никто не должен был знать про наше задание. Никто не должен был знать, как именно выглядит Ненависть. Капитан Кельвин лично подорвал термоядерные заряды, заранее заложенные нами в ключевых точках небесного города. Очищающее ядерное пламя уничтожило все население. Осколки города в течение года сгорят в атмосфере планеты, и никто никогда не узнает, откуда Ненависть черпает свои силы…»

Я перелистнул несколько страниц, исписанных мелким убористым почерком. Несколько рисунков. Здания, корабли и дредноуты, написанные твердой рукой. А вот Храм. И загадочные значки вокруг него. Схема? Карта? Рядом странные пометки: «Пять футов двери вышиною, пройти там трое могут в ряд». Стоит вернуться к ним позже.

«…Это моя последняя запись. Ненависть привела меня сюда, и здесь я останусь. Когда последние челноки уйдут на орбиту и черный дредноут сгинет в варп-прыжке, я введу последнюю команду в терминал, снятый с древнего ковчега. Включу все оборонные системы. Никто извне не сможет проникнуть туда, где она спит. После этого я приму яд. Надеюсь, никто не потревожит наш сон долгие-долгие годы. Я счастлив отдать свою жизнь, чтобы она продолжала жить и смогла выполнить свое предназначение. Помни обо мне. Твой лейтенант Хари. Навсегда.»

«Какая интересная находка», — только и успел подумать я, как меня окликнули:

— Вижу, вы нашли дневник, который я забыл здесь? Не могли бы вы вернуть его мне? Книжка занятная, но крайне опасная. Будет лучше, если я уберу ее подальше.

У изгиба коридора стоял высокий черноволосый мужчина в легкой броне пилота. На изгибе его руки удобно устроилась стандартная армейская штурмовая винтовка. Точно такая же висела у меня за спиной. Чуть позади мужчины в тяжелой штурмовой броне застыли еще два боевика. Немного пониже его, но более широкие в плечах. Зеркальные забрала были закрыты. Плечевые турели слегка подрагивали в режиме захвата цели.

— Вы уверены? — во рту предательски пересохло. — Я нашел ее вот тут, на пыльных ящиках. Мне хотелось бы быть уверенным, что владелец именно вы.

Я тянул время. И незнакомец наверняка это понимал. Как назло, в этом секторе станции я был совершенно один. Остальная группа так и осталась в ангаре, чтобы разобраться, что за сокровища попались им в штабелях, беспорядочно захламлявших все причальные палубы.

— Это база «Гурона», — чуть усмехнулся незнакомец. — А Гурон — это я. Значит, и дневничок мой.

Пока я лихорадочно подыскивал ответ, Гурон сделал пару шагов мне навстречу и протянул руку. В этот момент все и началось. Мощный взрыв разорвал обшивку станции чуть дальше по коридору. Сперва нас опрокинула и засыпала мусором взрывная волна. А затем поманила к себе бездна вместе с вытекающим кислородом. Автоматические щитки бронескафандров захлопнулись. Мощный поток уходящей в пробоину атмосферы кинул меня на гладкие стены станции и потащил наружу. В последний момент что-то резко задержало мой полет. Гурон одной рукой ухватил меня за ремень штурмовой винтовки, а другой крепко зацепился за скобы в полу.

Где-то вдалеке были слышны сирены и звуки закрывающихся автоматических переборок. Мимо нас к пробоине в корпусе стремительно подлетел один из бойцов Гурона. Он набрал приличную скорость и очень технично выбил наружу боевика, пытавшегося заглянуть в отверстие. Судя по раскраске скафандра, это был кибер. Не самый приятный вариант.

Давление упало, и мы смогли укрыться за ближайшим поворотом до того, как киберы начали закидывать нас гранатами. Гурон прикоснулся шлемом к моему шлему. «Канал связи №23», — высветилось в интерфейсе. Я быстро переключился на общий канал. — Щекн-1, дай нам проход, — Гурон привычно отдавал приказы спокойным голосом. — Щекн-2, дай картинку того, что снаружи.

Боевик Гурона, видимо тот самый Щекн-1, резко поднял винтовку и выстрелил в стену, проделав для нас дополнительный коридор. — Уходим, — Гурон посмотрел на меня. — Ты с нами? Киберы не любят имперцев.

Я кивнул головой и нырнул в пролом вслед за ними. За спиной у нас начали разрываться гранаты, потом громыхнуло что-то более мощное. Но мы успели спуститься через проломы в стенах и переборках на пару ярусов и были уже далеко.

— Нет таких стен, которые я бы не смог разрушить на нашем пути, — явно процитировал кого-то Гурон, пробираясь через завалы брошенной аппаратуры.

Мы бодро миновали несколько секций станции и оказались на одном из причалов. На стартовой площадке стоял небольшой, но явно скоростной кораблик.

— Надо уносить ноги. Слишком много ценного барахла придется оставить на этой базе. Но вывезти все просто невозможно. Сейчас сюда хлынули любители легкой наживы. Похоже, кто-то слил координаты базы всем наемникам. Ты остаешься?

Я уже хотел было ответить, что остаюсь и дальше как-нибудь сам. Но в этот момент по нам открыли огонь из десятка стволов. Проклятые отморозки, похоже, повсюду и сначала лупят, а потом может быть разбираются. Мы залегли за опорными стойками корабля, стреляя куда-то вверх и вбок. Щекн-2а поднялся и, прикрыв нас корпусом, открыл бешеную пальбу крупным калибром.

— Пора валить! — Гурон потянул меня за собой к кораблю. Другого выхода не было.

Вокруг все сверкало и взрывалось, как на дикой дискотеке. Прикрываясь живым щитом, мы укрылись в корабле и через мгновение были уже снаружи станции. Там тоже оказалось весело. Множество кораблей водили боевые хороводы, перемигиваясь лазерами и обмениваясь ракетами. В распахнутый люк вдруг ввалился Щекн-1. Зафиксировав себя в проходе, он открыл активный огонь по невидимым нам целям.

— Похоже, оторвались, — Гурон повернулся ко мне. — Мы сделали крюк. Ты сейчас можешь спрыгнуть рядом с вашим флагманским кораблем. Готов?

Я кивнул. Щекн-1 уже освободил шлюз. Оба боевика висели пристегнутыми в своих нишах, готовые к гиперпрыжку.

— Спасибо за все, — я чуть помедлил, но все же протянул Гурону дневник.
— Всегда рад помочь, брат, — Гурон взял его и спрятал в карман брони. — Вот мой номер, — он кинул мне по связи пакет данных. — Может, еще встретимся.

Я пожал его руку и шагнул наружу. Совсем рядом стеной поднимался борт имперского штурмового крейсера, на котором мы прибыли к станции. Корабль Гурона через мгновение пропал в черноте космоса.


***

— Интересная история, — офицер СБ, допрашивающий меня уже четвертый час, откинулся в кресле. — Значит, дневник вы ему все же отдали? И больше с ним не встречались?
— Я воздержался от непродуманных контактов, не посоветовавшись с вами, — похоже, пришло время выложить все козыри, которые я приберег на крайний случай. — Дневник мне пришлось отдать. Это был жест доброй воли. Может быть, залог будущей дружбы.
— Очень жаль. Книжка была бы весьма интересна для нас.
— Я отдал ее, но когда просматривал, успел снять копию всех страниц. Всегда так делаю с предположительно ценными материалами. Вот файл.
— Мы не ошиблись в вас, лейтенант Ларсен. Как вы смотрите на то, чтобы перейти работать в службу безопасности? Ну, скажем, для начала центурионом. Уверен, вы быстро сделаете у нас карьеру.