Пробуждение

Материал из Star Conflict Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Часть I. Сны.

RP1.jpg

- Что случилось, Мария?

- Ты забыл, Алекс.

Скалы парили. Меж ними и поверхностью спящей планеты медленно гуляли облака. Горную породу покрывала растительность – что-то похожее на мох, папоротник, диковинного вида цветы. Под зеленью проступали знаки, оставленные давно ушедшей цивилизацией.

То тут, то там голубоватым свечением струились потоки неочищенного иридиума. Именно он заставлял скалы парить. Землетрясения все учащались. И после каждого, очередная глыба поднималась за облака. Богатые залежи редкого материала привели сюда передовую научную группу корпорации Эллидиум с Алексом во главе. Сейчас старший научный сотрудник сидел на краю небольшого водоема, опустив в него босые ноги. Он смотрел в гладь чистейшей воды, не способный осознать произошедшее.

- Мы хотели узнать, что же он такое… Иридиум. Топливо для гиперскоростных перелетов, основа всех современных технологий, оружия, – его тихий шепот исчезал в бездне вокруг. - Что связывает его с Сигналом, который когда-то запустил человечество в космическую эру и привел к конфликту, который сотряс сами звезды. Иридиум питал Кристаллидов, Чужих столь яростно боровшихся за него во время Вторжения. А мы хотели узнать, чем же он на самом деле являлся.

- Ты уже знаешь ответ.

- Но я не помню. Иридиум находили на планетах и в полях астероидов. Все считали, что это естественный материал, оставшийся еще с момента зарождения вселенной. И возле каждого крупного месторождения мы находили останки древних рас. Могильники.

- Ты знаешь кем они были, Алекс.

- Сама планета дала нам все ответы. Но…

- Ты не можешь вспомнить.

- Иридиума становится все больше и больше. Потому планету и трясет. Потому она и умирает.

- Не умирает.


Алекс попытался встретиться взглядом со своей возлюбленной, но так и не нашел в себе сил. Что-то мелькнуло в траве на краю видимости. Тень, силуэт. Алекс вскочил на ноги. Он хотел было потянутся за пистолетом, но понял, что уже сжимал его рукоять все это время.

- Мы не одни.

Убрав оружие, он направился в центральный блок базы. Лаборатории, биокупола, станции добычи, разбросанные по летающим островам, соединенные шаттлами и маршрутами вездеходов. Совсем недавно Алекс спустился с трапа одного из таких шаттлов. Он вернулся из полета к Иридиумному морю, что лежало под поверхностью планеты. Тогда все изменилось.

- Что случилось там, внизу? – спросил он, ступая по опустевшим коридорам.

Свет в столовой все еще горел. На столах все еще стояли подносы с едой.

- Ты голоден.

- Да.


Он сел за стол и вскрыл первый попавшийся под руку паек. Яблочное желе.

- Те, что лежат сейчас в могильниках. Ушедшая цивилизация. Они были хозяевами планеты? Или ее рабами?

- Ты знаешь ответ!

- Я не помню!

- Откуда взялся иридиум!?

- Я не помню!

- Ты должен вспомнить!


С грохотом тяжелый металлический стол ударился о дальнюю стену столовой. Смятый, будто фольга, он застрял в образовавшемся проломе. Алекс взял еще один пакетик яблочного желе.

- Иридиум происходит из Сигнала, - он продолжил свои рассуждения, - это мы поняли во время работы с Кристаллидами. Как бы странно это не звучало: Иридиум – концентрированный Сигнал. Предположения, что это какая-то древняя машина в глубине планеты, вроде Левиафана, преобразует его, тоже не оправдались. Мы сканировали планету. Там нет никакой машины. К тому же у ушедшей цивилизации даже не было орудий труда, одежды, украшений. Ничего. В их жизни не существовало технологий.

- Тогда, как они сумели расселиться по всей галактике?

- Из жилого отсека раздался грохот, затем серия быстрых шагов. Алекс сорвался с места. Вскоре он оказался перед одной из кают. Дверь была нараспашку, но внутри не было ни души.

- Кто-то остался, Алекс. Он живой.

- Я знаю.

- Ты должен вспомнить. Он живой.

- Я был там внизу. Я видел его.

- Океан. Он живой.

- Органика. Иридиум это…

- Он живой.

- Бион…


Что-то щелкнуло в голове Алекса, будто вывихнутая конечность встала на место.

- Конечно… они создали его. Ушедшие. У них не было технологий в нашем понимании, лишь способность манипулировать живой материей, дарованная Сигналом. Они оживили планету, чтобы познать вселенную, чтобы путешествовать.

- Но как всему живому… ему нужно было что-то есть…

Сквозь тишину, царящую в блоке станции, четко послышался звук заведенного двигателя. Выживший.

- Он прорывается к шаттлам.

- Мы должны остановить его, Алекс.

Алекс наконец нашел в себе силы взглянуть на свою возлюбленную.

- Ты же мертва, Мария. Ты уже четырнадцать лет, как мертва.

- Значит ты начинаешь вспоминать.


Часть II. Кошмары.

PR2.jpg

- Они же тебя предупреждали. Говорили: с Эллидиумом что-то не чисто. Ты их послушал? Нет! Мог бы подумать о безопасности, но тебе лишь бы деньжат подзаработать. Дурак! Дурак! Какой же ты беспросветный дурак! Ну что тебе не сиделось на станции? Чинил бы сейчас корабли наемников… если мы выберемся из этой передряги, я тебя насмерть спою. Мы ведь выберемся, да?

Но отражение на внутренней поверхности шлема не отвечало.

- Не смотри на меня так. Да, я говорю сам с собой. А чем еще тут заняться?

Прошли уже третьи сутки. Рон сидел меж механизмов гигантского экскаватора и ждал спасения.

- Они должны были уже прилететь. Ты сам слышал сигнал о помощи. Они должны были прилететь еще вчера.

Сердце екнуло в груди. А вдруг…

- Нет, нет. Глупости. Они не могли улететь без нас. Скорее всего они даже не прилетели.

На всякий случай Рон проверил бортовой компьютер скафандра. Кислорода и питательного раствора оставалось совсем немного. Хватит еще на сутки…

- От силы. В лучшем случае мы задохнемся. Умереть от голода нам не грозит.

Воздух на PB42 был сам по себе пригоден для дыхания, но в нем стояла взвесь иридиумной пыли. Пыль эта была настолько мелкой, что проникала даже сквозь фильтры. Одного вдоха было достаточно, чтобы отправиться к праотцам. Один из самых безопасных проектов по добыче материала был как раз основан на очистке воздуха. Но нет, им нужно было обязательно лезть в недра планеты.

- Ты сейчас об этом думать будешь? Или мы лучше подумаем, как выжить? Здесь нельзя оставаться. Если за нами никто не прилетел, значит нужно выбираться самим.

Но перспектива выбраться из своей норы, совсем не прельщала Рона. Здесь он переждал атаку, здесь его до сих пор не нашли. Он как раз занимался ремонтом махины, когда услышал по рации крики и мольбы о помощи. Дольше всех продержались старший научный сотрудник и глава безопасности. Пока первый искал по всему комплексу выживших, второй отправлял сигнал СОС. Рон слышал их переговоры, но сам молчал. Вскоре замолчали и они. Возможно имело смысл пробраться в оружейную…

- В комплексе было больше сотни человек вооруженной охраны. Им помогло их оружие? Не похоже на то.

Здесь должно было быть безопасно. В секторе даже не было чужих.

- Будто бы они обходили эту проклятую планету стороной…

Хотя обычно планета богатая Иридиумом – их главная цель. Рон слышал, что так появляются левиафаны. Кристаллиды строят гигантские станции вокруг ядра планеты и потом выкачивают из нее весь Иридиум. А когда ничего не остается, Левиафан пробуждается. Почему они не сделали этого здесь?

- Не об этом сейчас нужно думать, Рон! Шаттлы! Они пригодны и для космоса!

Надо было только добраться до ангара. Но как мы это сделаем, если там не пойми, что происходит и все умирают?

- Очень аккуратно. Кто бы не атаковал станцию. Они либо уже ушли, либо думают, что всех тут поубивали.

Последнюю фразу он договорил уже вылезая из технического люка экскаватора.

- Но для начала мы кое-что заберем из каюты.

Ступив на грунт, он тут же увидел фигуру возле пруда. Человек в лабораторном халате сидел к нему спиной и активно жестикулировал, будто бы ведя диалог с невидимым собеседником.

- Может быть, он такой же сумасшедший дурак, как и ты?

Лучше пройти мимо, лучше не окликать его. Рон направился к жилому комплексу. Он шел быстро, но осторожно, стараясь не привлекать внимание человека в лабораторном халате. Прорезиненные подошвы ботинок скафандра мягко ступали по грунту.

- Стоп. Что?

Человек в лабораторном халате. ХАЛАТЕ. Рон вдруг всем телом прочувствовал тяжесть своего скафандра. На человеке у пруда не было никакой защиты. Как он мог дышать этим воздухом?

- Ложись!


Рон упал, повинуясь своему же крику. Лишь бы шлем не пропустил его наружу, лишь бы его не услышали. Высокая трава скрыла его. Но было ли этого достаточно?

Тем временем, человек у пруда вскочил на ноги. Алекс Мейс, старший научный сотрудник. Вся передняя часть его одежды была пропитана кровью, а в руках Алекс сжимал оружие. Только сейчас Рон увидел возле пруда другие силуэты – разбросанные по земле тела.

Он, что их всех убил?

- Разве это не очевидно?

Простояв всего несколько секунд, Алекс направился к центральному блоку базы. Как только его силуэт скрылся за гермодверью, Рон вскочил на ноги и ринулся к другому входу.

- Он идет не в жилой отсек. Лишь бы не в жилой отсек!

Но если мы будем очень тихими…

- Он нас не заметит.

К счастью, комплекс все еще функционировал. Шлюзовая камера работала, но даже пройдя сквозь нее, Рон не стал снимать скафандр. На стенах ярко освещенных коридоров были четко видны следы крови. Где-то отпечатки ладоней, где-то – огромные бурые пятна.

- Не обращай на внимания. Двигайся.

Он один. Я бы мог…

- Ты так уверен?

Нет.

В считанные минуты Рон преодолел расстояние от шлюза до своей каюты. Он старался не смотреть на тела, что попадались ему на пути. Он боялся узнать кого-то из них.


В каюте, к счастью, ничего не изменилось. Две двухъярусные кровати, один стол и общий шкаф. До атаки он жил тут только с одним соседом. Рон опустился на колени, возле своей кровати и засунул под нее руку. В скафандре ему было тяжело дотянуться до шкатулки, спрятанной там.

- У нас нет на это времени!

Почти достал…

По коридорам пронесся стальной грохот. В ту же секунду его пальцы сомкнулись на шкатулке. Он дернулся назад, но рука не сдвинулась с места.

- Идиот! Ты застрял!

Он дернулся еще раз. На этот раз сильнее Кровать сдвинулась с места, но рука не освободилась. Если дернуться хоть чуточку сильнее – кровать не устоит на месте.

- Ты и сам знаешь, что сейчас будет.

Да.

- Тогда готовься бежать.


Часть III. Иллюзии.

PR3.jpg

Алекс держал в руках запястье Вильгельма Тейта. Воспоминания об их сражении с начальником службы безопасности все еще было свежими. Он выстрелил в него один раз, как и в других. Но в отличие от других, Тейт отказался падать. Он набросился на своего врага. Алекс выстрелил еще раз. И еще раз. Пока в пистолете не осталось зарядов.

- Я не думаю, что система безопасности может сработать от этого.

- Ты пессимист. Расслабься! - Голос Марии звучал… жизнерадостно.

- Сканер отпечатков считывает в том числе капиллярный узор, который…

- Она не настоящая.


Алекс еще раз взглянул на руку и понял, что та не выглядит мертвой. Сплетенные с сухожилиями и мышцами, из обрубка торчали тонкие проводки и контакты.

- Мастерская работа, - заметила его спутница, затем добавила: - он был полон электроники. Не человек. Марионетка. Возможно те, кто дергал его за ниточки, все еще смотрят на нас через эти мертвые глаза.
Торопясь скрыться от этого взгляда, Алекс направился в сторону ангара вездеходов.

- А кто я, если не марионетка?

- Ты чист, именно поэтому ты и был избран.

- Я не имел в виду импланты.

- Ты способен принимать решения, Алекс. Но сейчас ты растерян и тебя направляют. Это пройдет.

- Я сам согласился, Мария. Я помню.

- Да.

- Но все же… я не чувствую свободы.

- Никто так не презирает рабство так, как Бионы. Каждый из них родился рабом. Живой корабль, питающийся Сигналом. Созданный, чтобы достичь его источника. Но Бионы стали свободными.


Он дошел до двери ангара и приложил кисть Тейта к сканеру. Панель издала мелодичный сигнал и замок открылся. Алекс бросил запястье на пол. Воспоминание об убийстве начальника службы безопасности, столь свежее минуту назад, почти исчезло.

- Это ты заставляешь меня забыть, Мария?

- Да. Мне прекратить?

- Не стоит. Я не хотел убивать его… и остальных. Я не хочу помнить сколько крови у меня на руках.

С этими его словами кровь начала исчезать с его кожи и одежды. Будто бы ускользая от восприятия.

- Фигурально выражаясь, - добавил Алекс и дернул дверную ручку.

Дверь не поддалась. Через иллюминатор было видно, что кто-то заблокировал ее с другой стороны ломом. Алекс глубоко вдохнул и вцепившись руками в стальное полотно, выгнул его наружу. Скрежет металла разнесся по коридорам, но его тут же заглушил рев турбинного мотора. Уверенным шагом Алекс пошел в сторону единственного вездехода в ангаре. Это была титанических габаритов машина, одни только ее колеса не уступали в размере небольшому дому. Задний погрузочный трап поднимался. Ящики, оставленные на нем погибшими рабочими, валились на пол ангара или скатывались внутрь вездехода.
Не дожидаясь окончательного открытия внешних ворот, машина двинулась с места.


Алекс ускорил шаг, затем перешел на бег. Вездеход протаранил открывающиеся ворота и на секунду замедлился, прежде чем вырваться на поверхность планеты. Этой секунды Алексу хватило, чтобы одним прыжком достичь погрузочного трапа. Перекатившись через себя, он встал уже внутри грузового отсека вездехода.
В полумраке перед ним предстала одновременно уродливая и прекрасная конструкция из зеленых кристаллов. Стянувшие ее стальные тросы были грубо приклепаны к полу.

- Они все же нашли Кристаллидов на планете, - прошептал Алекс, - но мне об этом не доложили…

Это был один из самых маленьких Кристаллидов, что приходилось видеть Алексу за время своей работы на Эллидиум. Но этот чем-то отличался ото всех остальных. Трап за спиной захлопнулся и слабое свечение кристаллида стало единственным источником света в отсеке.

- Старинный дрон-строитель. Он оказался тут еще во время великого Звездного Конфликта, - пояснила Мария.

- Бионы и Кристаллиды воевали?

- С момента первой встречи.

- И это кристаллиды уничтожили тех, кто создал Бионов?

- Нет, Алекс. Их убило время. Создатели забыли свою культуру, свой язык, потеряли разум. Годы – жестоки. Тысячелетия – безжалостны. Но когда они достигли своей цели – источника Сигнала… когда-то великая раса превратилась в не более, чем животных. Приживал на теле великого Биона.

- А кристаллиды?

- Уже ждали их там, у источника. Они сами питались от Сигнала и атаковали сразу, как только увидели запасы его концентрированной энергии на Бионах.

- Иридиум.

- Да, он подобен жиру в ваших телах. Запас на чёрный день.

- Из-за него начался конфликт.


Что-то пошевелилось в темноте грузового отсека.

- Вездеход на автопилоте. Он здесь.

Но Алекс не обратил внимания. Он провел рукой по гладкой поверхности кристаллида и наткнулся на грубую выбоину в его корпусе. Вокруг нее были видны следы работы плазменного резака.

- Тейт забрал что-то из этого дрона. Что-то очень важное.

- Ты должен забрать это обратно.

- И уничтожить всех, кто причастен, - проговорили Алекс и Мария одновременно.

Внезапно весь отсек озарили яркие лучи прожекторов. Они исходили от четырехметровой конструкции – погрузочного экзоскелета. Внутри за защитными перегородками сидел человек в инженерном скафандре. Машина подняла две руки-манипулятора. Одну оснащенную захватом, а вторую – клепальным аппаратом.

- Попробуй.


Часть IV. Реальность.

PR4.jpg

Оно не человек. Ты же видел, что оно сделало с другими. Ты видел, как оно вырвало стальную дверь. Оно не человек. Убей его. Спаси себя. Ты не спрячешься - оно найдет тебя. Нет! Ты не убежишь – оно догонит. Убей его.

- Но я… - голова Рона гудела, как после удара в висок.

Его рука лежала на кнопке пуска погрузочного экзоскелета. Он не хотел запускать его. Не хотел атаковать доктора Мейса, но что-то внутри Рона говорило ему: это единственный выход. Мейс доберется до тебя раньше, чем…

Темный силуэт, очерченный светом, что исходил от корабля чужих, повернулся в его сторону.

- …и уничтожить всех, кто причастен, - произнес доктор.

Причастен к чему?

Ну уж нет! Не меня! Не сегодня.


Рон нажал кнопку и схватил рукояти управления.

- Попробуй, – сказал он и двинулся в сторону Мейса. Тяжелая стальная махина под его контролем двигалась легко. Рон точно знал, что делает.

Хотя до этого он ни разу не…

Доктор, в ответ, пошел на него.

Рон не стал ждать. Он направил на врага сопло клепального аппарата и нажал на спуск. С воем раскаленный кусок стали врезался в пол в том месте, где секунду назад стоял доктор. Резкий шаг вперед. Удар правой рукой. С ловкостью акробата, доктор перескочил через нее.

- Я найду вас, всех до единого! – воскликнул Мейс, - вы пожалеете о том, что сделали!

- Ну уж нет! Я не дам тебе меня прикончить, слышишь?! – Рон вновь направил на доктора клепальный аппарат.

- Мы говорим не с тобой, Рон, - Мейс лишь покачал головой. Удар его кулака снес аппарат в сторону, и клепка угодила в корабль чужих. Отсек озарился ярким зеленым светом. Машина, все еще живая, отреагировала на удар.

- Мы?

- Мы говорим не с тобой. С ними, - доктор указал на пустоту рядом с собой, - я и Мария.

Не слушай его! Бей!


Рон резко выкинул вперед правый манипулятор экзоскелета и доктор, отвернувшийся к своей «Марии» не успел отреагировать. От удара он отлетел назад, к кораблю. Рон шагнул вперед.

- Ты сумасшедший старик! – воскликнул он, - ты убил их всех!

Добей его.

Выстрел клепального угодил в доктора и врезался в пол. Мейс дернулся, но не смог высвободиться.

- Это они убили их. Те, кто дергает тебя за ниточки.

Рон попытался схватить доктора. Дважды тот отбивал манипулятор ногой, но на третий раз захват замкнулся на его теле.

- Я свободен, - крикнул Рон, - я сам принимаю решения!

Доктор схватился свободной рукой за клешни захвата и начал их разжимать. Рон попытался сжать его сильнее, но безрезультатно. Откуда в человеке такая сила?

- Ты знаешь, что это, – Мейс кивнул на корабль чужих.

- Мне плевать!

- Этот дрон был частью великого улья. Миллиарды таких же как он, пробивали поверхность планеты и разрывали сердце Биона, чтобы создать внутри имплант. Рабский ошейник. Левиафана. На этом Бионе им не удалось. Но планы остались…


Пока он говорил, его рука уже успела разжать один из трех зажимов.

- Что ты несешь? Какой еще к Бартлу Бион?

Рон поднял доктора в воздух, оторвав его от пола. Доктор никак не отреагировал.

- ПБ сорок два. Планета живая. Она говорит со мной через Марию.

Рон прошел еще несколько шагов и со всей силы ударил Мейса о корпус корабля чужих. Конструкция вспыхнула еще сильнее.

- Она мертва! – крикнул он, нанося очередной удар, - мертва! Мертва! Мертва!

Даже несмотря на свою неестественную силу, Мейс уже не мог сопротивляться. Рон приставил сопло клепального аппарата к его голове.

- Твоя жена мертва, Алекс, - произнес он, - и скоро ты присоединишься к ней.

Доктор улыбнулся.

- Откуда ты знаешь, что Мария – моя жена?

Рон застыл. Свечение от корабля чужих уже само пульсировало, без ударов. И такое же свечение исходило от шкатулки, которую он держал за поясом скафандра. Откуда она вообще взялась?

Не слушай его. Он играет с тобой. Он опасен.

- Кто это говорит? Кто говорит в моей голове!?

Настала тишина.

- Как кристаллиды, управляли Бионами, ревенанты управляют тобой, - проговорил доктор, - через импланты.

Нет! Это невозможно!

- Нет! Это невозможно! – воскликнул Рон и нажал на спуск.

Тело доктора безвольно повисло в зажиме манипулятора.


Рон заглушил экзоскелет и вышел из него. В его руках оказалась шкатулка. Он попытался открыть ее, но не смог. В этот момент вездеход остановился, видимо, достигнув своей цели. Но тряска не прекратилась.

Пора уходить. Надо добраться до шаттла.

Но он все еще смотрел на шкатулку и не мог понять, почему она так ему важна. Почему он рисковал своей жизнью ради нее. Почему ради нее он убил…

Его разум перебирал сотни и тысячи вариантов. Подарок матери… или любимой женщины? Что-то что досталось от отца? Нечто очень важное. Но где-то в глубине разума он четко осознавал, что ни одной такой вещи просто не существовало.

И тогда Рон внимательней взглянул на то, что было у него в руках. Это был обломанный кусок зеленого кристалла. Часть корабля чужих.

- Не ради этого я…

- Довольно, - в его голове прозвучал незнакомый женский голос, - мне уже надоела эта игра. Иди к шаттлам.

Повинуясь этому голосу, он направился к выходу из вездехода. Рон хотел остановиться, но одна мысль об этом отзывалась мучительной болью по всему телу.

- Ты… ты заставила меня!

- Надо было внимательней читать контракт. Производитель имеет право обновлять имплант по своему усмотрению, - голос был одновременно радостным и жестоким.


Рон спустился по трапу. Его тело несло его в сторону станции шаттлов. Сапоги скафандра ступали по трясущейся земле. Вот-вот начнется очередное землетрясение.

«Если я смогу немного задержать ее…»

- Никто не разрешал тебе думать самому.

Мощный спазм скрутил все тело Рона, но он продолжил движение.

- Мы как раз успеваем на свой рейс.

И в этот миг перед Роном выросла фигура доктора Мейса. Он взялся из ниоткуда, будто бы из-под земли.

- Ты мертв! – воскликнул голос устами Рона.

- Можно убить тело, - улыбнулся Алекс.

- Но нельзя убить воспоминание, - добавила Мария, обняв Рона со спины.