Цена предательства

Материал из Star Conflict Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Часть 1.

PoB.jpg

Капитан Ред Бэкон нежно погладил перила красного дерева. "Это мой корабль," — в который раз подумал он, оглядывая роскошь капитанского салона. А посмотреть было на что. Двухэтажное помещение больше напоминало дорогой пентхаус где-нибудь на "Эдеме", чем каюту военного корабля. Мраморный пол на первом этаже. Паркет из ценных пород дерева — на втором, в спальне и во второй спальне. Бассейн в ванной комнате. Все говорило о том, что корпорация "Эллидиум" не жалеет денег на комфорт своего высшего командного состава. На корабле было еще несколько кают аналогичного качества, предназначенных для топ-менеджеров компании, если бы они выбрали новейший дредноут "Дерзкий" для своего путешествия.

Впрочем, скорее всего, им не удалось бы совершить столь приятное путешествие в ближайшее время. Если скрытая в самом защищенном месте дредноута под дополнительной броней капитанская каюта и выглядела лучше самых дорогих отелей Фонда Саргаса или Независимых систем Кита, то прочие внутренние помещения корабля находились в более прискорбном состоянии.

Капитан Ред Бэкон слегка поморщился, проходя по оплавленным коридорам левого борта. Именно сюда ударили первые "плевки", пробившие щиты и броню корпуса. Именно они нанесли дредноуту критические повреждения, из-за которых корабль и прибыл на Полигон рейдеров в системе Кейд.

Несмотря на то, что снаружи "Дерзкий" — первый экспериментальный супердредноут корпорации "Эллидиум" — не выглядел сильно поврежденным, внутренние системы корабля были практически уничтожены. Особенно досталось центрам управления главными двигателями, из-за чего корабль не мог вернуться на свою базу "Колонист-11". Ему требовался срочный ремонт. А это время, ресурсы и галактические стандарты. Впрочем, с последним у "Эллидиума" не было проблем. А вот времени катастрофически не хватало. Ред Бэкон отлично понимал, как ждут в башне "Эллидиум Альфа" те данные, что они получили такой дорогой ценой.

Данные, которые находились сейчас в особо защищенной области памяти искина корабля, были поистине бесценны. То, с чем столкнулся "Дерзкий" пока не имело аналогов в Последней Войне. Некоторые офицеры вообще считали чудом , что корабль уцелел и смог уйти с полученными данными.

Уйти-то смог, но еще оставалось добраться до дома. Ред Бэкон достиг мостика, где его уже ждали практически все офицеры, которых он просил собраться здесь полчаса назад.

— Господа, мы благополучно добрались до системы Кейд. Надеюсь, нам удастся здесь провести оперативный ремонт. Мой старый друг Ландао, к которому я обратился, согласился предоставить нам свои верфи и помочь с починкой двигателей. Уверен, что через пару дней мы сможем благополучно вернуться на нашу оперативную базу на "Колонисте-11". Последние несколько дней были невероятно тяжелыми для всей команды. Думаю, будет правильным дать возможность всем снять стресс, пока идут ремонтные работы. Я приглашаю всех вас, офицеры, присоединиться ко мне и провести этот вечер в местном казино "Роял-Л". Напитки за счет заведения!

Эта небольшая речь капитана вызвала радостное оживление. Действительно, стрессовая ситуация последних дней требовала немедленной разрядки и успокоения нервов, а заведения Ландао всегда славились своей роскошью, непринужденным весельем и свободой нравов. Говорили, что в молодости их хозяин был пиратом, да и сейчас он не последний человек в Картеле. И команда уже предвкушала заслуженный отдых, холодное шампанское, колесо рулетки и общество местных красоток.

— Думаю, что отдых заслужили и наши бравые пилоты, показавшие чудеса храбрости в последнем бою. Жаль, что многие не пережили атаку монстра. Но мы люди военные, и отдавать жизнь — наша работа. Сегодня отдыхаем все. Казино полностью в нашем распоряжении!

Капитан сделал паузу, как будто вспомнил что-то важное.

— Впрочем, не стоит оставлять корабль совсем без руководства.

Он обвел просторный мостик взглядом, выискивая жертву. Большинство офицеров скромно отвели взгляд.

— Вот, лейтенант Рамирез, как самый молодой, останется на борту за главного. Я верю в вас, лейтенант. Вы отлично справитесь и сохраните корабль на те пару-тройку часов, что мы будем отсутствовать.

Послышались облегченные вздохи и смешки. Всё честно, кому как не самому молодому лейтенанту, участвующему в своем первом полете, оставаться на самых неудобных дежурствах, когда все остальные могут развлекаться.

— Господа офицеры, катера уже ждут нас на палубе B. До встречи в казино!


Часть 2.

PoB2.jpg

Лейтенант Рамирез нежно погладил оплавленные стены восточного коридора. "Это теперь и мой корабль, — подумал он. — Как неожиданно и странно". Рамирез привычно потер старый шрам, рассекавший левую бровь. Глаз слегка дернулся. Шрам на память ему подарила давняя история, случившаяся на отдаленном и забытом всеми планетоиде в системе SY3176-GIII-A4. Эта операция сильно изменила его жизнь.

В тот раз он шел во второй волне десанта. Группа "Гурон" уже отключила защитный периметр над древней базой переселенцев, и десантные боты смогли благополучно достигнуть поверхности планетоида. Но высадиться на поверхность было только половиной дела. Бывшие владельцы превратили остатки города в смертельный лабиринт ловушек. Вот там, прорываясь под огнем автоматических турелей, он и получил тяжелое ранение.

Автоматические медкапсулы дредноута орбитальной поддержки спасли его жизнь. А медики "Олимпа" вернули глаз и подвижность парализованного тела. Это стоило целую гору галактических стандартов. Но медицинские счета почти в полном объеме были оплачены анонимным источником. Рамирез подозревал, что это группа "Гурон" и ее наниматели вернули должок. Впрочем, он больше их никогда не видел.

Почти сразу после побега из цепких рук медиков он написал через сеть, что уходит из группы. Его навыки, опыт и подготовка позволили поступить на ускоренные военные курсы на “Колонисте-11", где Рамиреза и рекомендовали к прохождению службы на новейшем дредноуте корпорации "Эллидиум".

И вот теперь волей судьбы он здесь, среди поврежденных внутренностей гигантского рукотворного космического кита. На короткое время ставший самым главным человеком на борту. Капитан Ред Бэкон оставил его старшим и единственным офицером, отправив большинство команды в увольнительные на веселые базы Полигона рейдеров Ландао.

— П-ш-ш… Лейтенант Рамирез? Срочный вызов от капитана, — внезапно ожило переговорное устройство.

— Рамирез в канале.

— …ойте спокойно, и все останутся живы, — донесся приглушенный голос. — Капитан, не делайте резких движений, и все будет хорошо, — продолжал незнакомый Рамирезу человек.

Говорил незнакомец с легким южным акцентом. Похоже, он был выходцем из центральных имперских секторов. Возможно, даже родился на легендарной Земле. У лейтенанта проснулись его старые аналитические способности, за которые его особо ценили в группе "Гурон".

— Я доверял тебе… — голос капитана был хриплым и больным. Но командир был жив, и это обнадеживало. — Считал тебя другом.

— Есть такие силы, старина Ред, перед которыми бессильна даже старая дружба. Когда они говорят тебе — ты делаешь. Впрочем, не мне объяснять тебе прописные истины.

—Тебе хоть заплатили за нас? "Эллидиум" даст втрое больше.

— Мне обещали жизнь. И вам, кстати, тоже. Если все пройдет как надо.

— И ты им веришь?

— Конечно, нет!

Послышались выстрелы, женские визги, крики и стоны. Связь резко оборвалась.

Вот и рубка. В ней только дежурная смена в сокращенном составе. Почти все получили увольнительные сегодня.

— Приглашение Ландао — это ловушка! — произнес Рамирез, заняв место капитана. — Мне нужен полный доступ. Что у нас осталось живое?

— Главный калибр и турели. Но щитов практически нет. Если они будут атаковать, мы быстро потеряем последние рабочие башни… Лейтенант! Фиксируем открытие множества порталов на три часа.

— Проклятье! Начинается!

— Отправили сигнал в "Эллидиум"?

— Связи нет. Нас давят на всех каналах!

— Сделайте хоть что-то.

— Есть связь на оперативной частоте истребителей прикрытия. Ее часто слушают наемники. Даю полную мощность на канал.

— Меня кто-нибудь слышит? Это лейтенант Рамирез, дредноут "Дерзкий". Нужна помощь! Капитан и офицеры захвачены. Корабль поврежден. Нас атакуют…


Часть 3.

PoB3.jpg

— Звезды — как холодные игрушки, — сложив руки на груди, Саммер смотрела в глубины черной бездны космоса. Бездна смотрела на нее. — Издали они так притягательны и желанны. Кажется, что каждая звезда — это загадка. Стоит долететь, и мы познаем все тайны. И откроем все двери. Но достигнув звезд, мы узнали, что главная загадка не в них, а в нас, Маркус!

Маркус, раскинувшись, полулежал на роскошном диване в личной каюте Саммер на борту ее знаменитого зловеще-черного дредноута. Сколько легенд ходило про этот корабль. Мало кто видел его вживую. Еще меньше бывало на его борту. Единицы удостаивались права увидеть Госпожу вблизи. И никто из них никогда не рассказывал подробностей об аудиенциях.

Все знали, что Саммер обожает огромные панорамные окна. В личных апартаментах такое окно заменяло собой всю наружную стену. Казалось, что Вселенная смотрит в душу всякого, кто посмел зайти в этот огромный и практически пустой зал. Пара кресел. Роскошный диван. Маленький столик под напитки. И необъятный мир за толстым бронированным стеклом.

— Вечные сумерки времени с одной стороны, великое утро с другой, — улыбнулся Маркус и отпил из бокала. — Так что мы ищем, Саммер?

— Ответы, Маркус, ответы, — она повернулась к нему. Взгляд ее налился силой. Но Маркус умел противостоять ему с незапамятных времен. И со временем это умение только возросло. — Ты так и не смог узнать подробности того, что случилось с "Дерзким" в его первом и единственном пока рейсе.

— Я не всесилен. Даже мой друг Конрад не хочет распространяться на эту тему. А на борт дредноута "Эллидиума" меня пускать не хотят.

— Мои источники сообщают, что корабль встретился с новым врагом. Они называют его Поглотитель. — Да, я тоже слышал эту байку. Но не склонен верить всему, что болтают в барах на станциях "Эллидиум Тета" и Колонист-11". Говорят, эта тварь невероятных размеров и мощи.

— Я знаю, что "Эллидиум" готовит новую экспедицию. И ты должен узнать как можно больше об этой новой твари кристаллидов.

Саммер опять отвернулась. Казалось, что она стремится стать единой с бесконечным пространством-временем. А может быть, она давно с ним едина, и ей тесно в человеческой оболочке? Маркус ухмыльнулся. Ну нет. Фигура у Саммер великолепна. Глаза бездонны, а голос — нежный, низкий, чувственный. Ее тело совершенно. Много лет назад над ним работали лучшие пластические дизайнеры, собранные со всех обитаемых мирах человечества.

— А ты неплохо выглядишь, Маркус. Конрад не поскупился на пластиков для тебя, — казалось, она читает его мысли. — Я слышала, что ремонт твоего "фасада" обошелся в кругленькую сумму.

— Это было довольно больно. Не операции, а мое пребывание в застенках службы безопасности "Эллидиума".

— Я постаралась дополнительно компенсировать твои неприятности, — ее улыбка сводила с ума. — Надеюсь, ты остался довольным? — Боль, перенесенная ради идеи, — цветок. Боль, перенесенная из-за любви, — луч солнца.

За прошедшие годы он научился неплохо контролировать свои болевые рецепторы. Это не сложно, если знаешь специальные упражнения и практики. К счастью, в его распоряжении были все ресурсы Семьи и личная помощь иерархов. Некоторые уроки ему преподавала сама Ненависть.

— Я помогу тебе, — внезапно она оказалось рядом со столиком. Скорость ее реакции запредельна. Движения ее как танец смерти. — Есть один человек, обязанный нам. Сейчас он делает неплохую карьеру в космофлоте "Эллидиума". Вот его фото.

Она мягко скинула несколько планшетов на стол. Он взял верхний.

— Какой-то он смазливый. Несмотря на шрам. Он не из этих? Ты же знаешь, я приверженец старых традиций. — Это может быть проблемой?

Маркус пожал плечами и кинул планшет обратно на стол. Саммер присела рядом с ним на диван.

— Я думаю, что смогу решить все твои проблемы, Маркус, — она еще раз улыбнулась ему и дотронулась тонкими пальцами до его губ. — Ты знаешь, что нет таких стен, которые я бы не могла разрушить на нашем пути.